«Братья разбойники», соч. А. Пушкина (писано в 1822 году) <2>

Распечатать Распечатать

ИЗ ЖУРНАЛА «СЫН ОТЕЧЕСТВА»

«Братья разбойники», соч. А. Пушкина
(писано в 1822 году)

М., в типогр. Августа Семена, 1827, в 8, 15 стр.

Поэзия и музыка производят очаровательное, можно даже сказать, чудное действие на душу человека. Первая возбуждает в нас иногда соучастие к лицам и предметам, кои, в обыкновенном о них понятии, более способны внушать нам негодование, даже отвращение, нежели какое-либо чувство доброжелательства; вторая, нередко выражая звуками нестройство, пленяет нас гармониею самого разногласия. Таково волшебство изящных искусств! Они настраивают душу на тот лад, на который хотел ее навести своенравный гений поэта или сочинителя музыки. Мы негодуем на пороки действующего лица поэмы — и невольно уделяем ему вздох сожаления; досадуем на некоторые звуки, оскорбляющие наш слух, — и не можем себе дать отчета, почему в целом они нам нравятся? Небольшая поэма Пушкина «Братья разбойники» служит новым подкреплением сей задачи. В сей поэме разбойник, недавно завербовавшийся в шайку развратной вольницы, рассказывает удалую свою жизнь, набеги, грабежи и убийства; ни одна добрая наклонность, ни одно доброе дело не искупает пороков его и злодейств. Наконец он вместе с братом своим и товарищем в разбоях попадаются в руки правосудия, закованы и брошены в тюрьму, ожидая достойной мзды своих преступлений. Брат его, младший годами, не мог перенести узничества; он впал в тяжкую болезнь и в бреду горячки между устрашающими его призраками видит некогда зарезанного ими старца и умоляет брата пощадить седины его.

«Но молодость свое взяла»: больной выздоравливает. Братьям-разбойникам удается обмануть своих стражей; они переплывают через реку, отбиваются от погони и уходят. Но тут младший снова впадает в недуг — и умирает. Старший брат предает бездушный труп земле, совершив над ним грешную молитву, и снова отправляется на промысел. Не та уже для него жизнь; нет прежней буйной радости: «могила брата все взяла», говорит он, и последняя жалость замерла в его сердце.

Но иногда щажу морщины:

Мне жалко резать старика;

На беззащитные седины

Не поднимается рука.

И этим он платит дань памяти своего брата, который умолял его в тюрьме за старца. — В характере сего разбойника, при всей его жестокости и развратности, видим одно господствующее чувство природы — любовь братскую; она, за недостатком добродетели, за отсутствием совести, сдерживает иногда в нем порывы кровожадности; и она-то, выраженная очаровательными стихами Пушкина, пробуждает в нас минутное чувство жалости, даже к разбойнику. Вот нравственная сторона сей поэмы, из которой можно вывести последствие, что человек даже в крайнем унижении своем не вовсе еще отметает те чувствования, которые милосердный промысел влил в душу его при самом рождении.

Примечания

  • ИЗ ЖУРНАЛА «СЫН ОТЕЧЕСТВА»
    «Братья разбойники», соч. А. Пушкина
    (писано в 1822 году)

    СО. 1827. Ч. 114. № 16 (выход в свет 13 сент.). Из раздела «Современная русская библиография». С. 399—402. Без подписи.