Глинка. Из «Записок»

Распечатать Распечатать

М. И. ГЛИНКА

ИЗ «ЗАПИСОК»

Летом того же 1828 года 1 Михаил Лукьянович Яковлев — композитор известных русских романсов и хорошо певший баритоном, — познакомил меня с бароном Дельвигом, известным нашим поэтом. Я нередко навещал его; зимою бывала там девица Лигле, мы игрывали в 4 руки. Барон Дельвиг передавал для моей музыки песню «Ах ты, ночь ли, ноченька», и тогда же я написал музыку на слова его же «Дедушка, девицы раз мне говорили», эту песню весьма ловко певал М. Л. Яковлев.

Около этого же времени я часто встречался с известнейшим поэтом нашим Александром Сергеевичем Пушкиным, который хаживал и прежде того к нам в пансион к брату своему, воспитывавшемуся со мною в пансионе, и пользовался его знакомством до самой его кончины.

Провел около целого дня с Грибоедовым (автором комедии «Горе от ума»). Он был очень хороший музыкант и сообщил мне тему грузинской песни, на которую вскоре потом А. С. Пушкин написал романс «Не пой, волшебница, при мне <…>» 2

<Зима 1834—1835 годов>

Я жил тогда домоседом <…>; несмотря на это, однако же, постоянно посещал вечера В. А. Жуковского. Он жил в Зимнем дворце, и у него еженедельно собиралось избранное общество, состоявшее из поэтов, литераторов и вообще людей, доступных изящному. Назову здесь некоторых: А. С. Пушкин, князь Вяземский, Гоголь, Плетнев — были постоянными посетителями. Гоголь при мне читал свою «Женитьбу». Князь Одоевский, Вельегорский и другие бывали также нередко. Иногда вместо чтения пели, играли на фортепьяно, бывали иногда и барыни, но которые были доступны изящным искусствам <…>

<Первое представление «Ивана Сусанина»>

Наконец в пятницу 27 ноября 1836 года назначено было первое представление оперы «Жизнь за царя».

Невозможно описать моих ощущений в тот день, в особенности перед началом представления. У меня была ложа во втором этаже, первый весь был занят придворными и первыми сановниками с семействами <…>

Первый акт прошел благополучно, известному трио сильно и дружно аплодировали.

В сцене поляков, начиная от польского до мазурки и финального хора, царствовало глубокое молчание, я пошел на сцену, сильно огорченный этим молчанием публики, и Иван Кавос, сын капельмейстера, управлявшего оркестром, тщетно уверял меня, что это происходило оттого, что тут действуют поляки: я оставался в недоумении.

Появление Воробьевой рассеяло все мои сомнения в успехе: песнь сироты, дуэт Воробьевой с Петровым, квартет, сцена с поляками G-dur и прочие номера акта прошли с большим успехом.

В 4-м акте хористы, игравшие поляков, в конце сцены, происходящей в лесу, напали на Петрова с таким остервенением, что разорвали его рубашку, и он не на шутку должен был от них защищаться.

Великолепный спектакль эпилога, представляющий ликование народа в Кремле, поразил меня самого; Воробьева была, как всегда, превосходна в трио с хором.

Успех оперы был совершенный, я был в чаду и теперь решительно не помню, что происходило, когда опустили занавес <…>

В заключение этого периода жизни моей считаю не лишним привести здесь стихи, сочиненные в честь мою на дружеском вечере у к. Одоевского Жуковским, Пушкиным, к. Вяземским и Соболевским* <…> 3

Я так же часто видался с Жуковским и Пушкиным. Жуковский в конце зимы с 1836 на 1837 год дал мне однажды фантазию «Ночной смотр», только что им написанную. К вечеру она уже была готова, и я пел ее у себя в присутствии Жуковского и Пушкина. Матушка была еще у нас, и она искренно радовалась увидеть у меня таких избранных гостей 4.

Сноски

* Умоляю доброго и, как я полагаю, искренно меня любящего Дмитрия Васильевича Стасова приобресть копию этих стихов от к. Одоевского. Получа, прошу присоединить к этим запискам. Берлин, 5 июля; 23 июля 1856.

Примечания

  • Михаил Иванович Глинка (1804— 1857) — композитор, современник Пушкина, создатель оперы «Руслан и Людмила» на сюжет пушкинской поэмы и многочисленных романсов на стихи Пушкина («Я помню чудное мгновенье…», «Ночной зефир…» и др.), автор известных «Записок» (1854—1855), содержащих сведения о тесном общении Глинки с Пушкиным в 1828—1836 годах.

  • 1 М. Глинка не мог познакомиться с Дельвигом летом 1828 г., так как в это время тот находился в длительной служебной командировке (см. примеч. к «Воспоминаниям о Пушкине» Керн).

  • 2 Грибоедов приехал в Петербург с текстом Туркманчайского мира в середине марта 1828 г., застав здесь Пушкина, Глинка вернулся из Москвы (где провел несколько месяцев) во второй половине мая 1828 г. Между 20 мая и началом июня состоялась встреча Глинки и Грибоедова. Сообщенная им мелодия грузинской народной песни стала известной Пушкину (возможно, через А. Оленину, бравшую у Глинки уроки музыки; см.: Цявловская Т. Г. Дневник А. А. Олениной, с. 256—257, примечание), вдохновив его на создание романса «Не пой, волшебница, при мне» (начальная строчка первой редакции стихотворения, законченного 12 июня). Находка пушкинского автографа подтвердила точность сообщения М. Глинки (см.: Цявловский М. А. Два автографа Пушкина. М., 1914, с. 6).

  • 3 Канон, сочиненный Пушкиным, Жуковским, Вяземским, Виельгорским и положенный на музыку В. Ф. Одоевским, был издан с нотами в 1836 г. (СПб., 15 декабря). Глинка забыл об этом издании, намереваясь приложить стихотворный текст к своим мемуарам.

  • 4 Глинка ошибался: встреча, о которой он сообщает, состоялась в марте 1836 г. (см.: Киселев В. К вопросу о посещении А. С. Пушкиным М. И. Глинки. — В кн.: Глинка М. И. Сборник материалов и статей. М. — Л., 1950, с. 114—116).