Хитрово — Пушкину А. С., середина мая 1830

Распечатать Распечатать

Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 17 т. Том 14 (Переписка 1828-1831). — 1941.

480. Е. M. Хитрово — Пушкину.

Середина мая 1830 г. Петербург.

C’est le côté prosaïque du mariage que je crains pour vous [cher<?>] J’ai toujours pensé aussi que le génie — ne se soutenait que dans une parfaite indépendance et ne se développait que dans une série d’infortunes — qu’un bonheur parfait, positif, continuel et à la longue un peu monotone tuait les moyens, faisait engraisser et rendait bon homme, plutôt que grand Poète!… Et c’est peut-être, après une douleur personnelle, ce qui m’a le plus frappé au premier moment…

….Dieu a permis, vous ai-je dit, que je n’aie aucun égoïsme dans mon cœur. J’ai réfléchi, combattu, souffert et me voilà arrivée au point de désirer que bien vite vous soyez marié. Établi avec votre belle et charmante femme, dans une jolie petite maison de bois — bien propre, que le soir vous alliez faire la partie des Tantes — que vous reveniez heureux et tranquille et reconnaissant envers la providence du trésor qu’il vous a confié — que vous oubliiez le passé et que votre avenir ne soit que pour votre femme et vos enfants!

Je suis sûre, d’après ce que je sais des idées de l’Empereur sur vous, que si vous désiriez une place de quelque manière auprès de lui on vous la donnerait. Ce n’est point à dédaigner peut-être — cela finira par vous rendre plus indépendant du côté de votre fortune et du côté du Gouvernement.

L’Empereur est si bien disposé que vous n’avez besoin de personne — mais vos amis1 se mettront certainement en quarante six mille pour vous — les parents de votre femme pourront aussi vous être utiles. — Je pense que vous avez déjà reçu ma lettre si courte. Rien au fond n’est changé entre nous — je vous verrai plus souvent….. (Si Dieu permet que je vous revoie encore). Désormais — mon cœur, mes pensées intimes — seront pour vous un mystère impénétrable et mes lettres [seront] telles qu’elles doivent être — l’Océan sera entre vous et moi — mais avant ou après — vous trouverez toujours en moi pour vous — votre femme et vos enfants — une amie — semblable à un Roc — contre lequel tout viendra échouer. — Comptez-y à la vie et à la mort, disposez de moi pour tout et sans délicatesse. Organisée de manière à tout entreprendre pour les autres — je suis un être précieux pour mes amis — rien ne me coûte, je vais parler avec gens en place — je ne me rebute pas, je reviens — le temps, l’époque, rien ne me décourage — mon corps ne se ressent pas de mon cœur fatigué — je ne crains rien — je conçois beaucoup et mon activité pour servir est autant un bienfait du Ciel que le résultat de la position de mon père dans le monde et d’une éducation chaude, où tout était basé sur la nécessité d’être utile aux autres!

Quand j’aurai noyé mon amour pour vous dans mes larmes — je n’en serai pas moins cet être passionné, doux et inoffensif, qui irait pour vous dans la glace — car c’est ainsi que j’aime, même ceux que j’aime peu! {См. перевод}

Сноски

     1 Это слово подчеркнуто двумя чертами.

Переводы иноязычных текстов

  1. Стр. 91, строка 24 и сл. — стр. 92, строка 1 и сл.

    Я боюсь за вас: меня страшит прозаическая сторона брака! [дорогой<?>] Кроме того, я всегда считала, что гению придает силы лишь полная независимость, и развитию его способствует ряд несчастий, — что полное счастье, прочное, продолжительное и, в конце концов, немного однообразное, убивает способности, прибавляет жиру и превращает скорее в человека средней руки, чем в великого поэта! И может быть именно это — после личной боли — поразило меня больше всего в первый момент

    ….Я говорила вам, что бог дал мне сердце, чуждое всякого эгоизма. Я размышляла, боролась с собой, страдала, — и вот, я уже дошла до того, что желаю, чтобы вы скорее женились, — поселились со своей прекрасной и очаровательной женой в деревянном, очень чистеньком домике, по вечерам ходили бы к тетушкам играть с ними в карты, возвращались домой счастливым, спокойным и исполненным благодарности к провидению за дарованное вам сокровище, — чтобы вы забыли прошлое, а будущее ваше принадлежало всецело вашей жене и детям!

    Судя по тому, что мне известно об образе мыслей государя относительно вас, я уверена, что, если бы вы пожелали получить какую-либо должность
    при нем, она была бы вам предоставлена. Быть может, этим не следует пренебрегать — это поставит вас в более независимое положение и в смысле состояния, и по отношению к правительству.

    Государь настолько к вам расположен, что вам тут не нужна ничья помощь, — но ваши друзья, конечно, станут разрываться для вас на 46 тысяч частей — родные вашей жены также могут оказаться вам тут полезны. Думаю, что вы уже получили мое совсем коротенькое письмецо. Ничто, в сущности, между нами не изменилось — я буду чаще видеть вас….. (если бог приведет еще раз свидеться). Отныне — мое сердце, мои сокровенные мысли станут для вас непроницаемой тайной, а письма мои будут такими, какими им следует быть — океан ляжет между вами и мною — но раньше или позже — вы всегда найдете во мне для себя — для вашей жены и ваших детей — друга, подобного скале, о которую всё будет разбиваться. — Рассчитывайте на меня на жизнь и на смерть, располагайте мною во всем без стеснения. Обладая характером, готовым для других пойти на всё, я драгоценный человек для своих друзей — я ни с чем не считаюсь, езжу разговаривать с высокопоставленными лицами — не падаю духом, еду опять — время, обстоятельства — ничто меня не пугает. Усталость сердца не отражается на моем теле — я ничего не боюсь — я многое понимаю, и моя готовность услужить другим является в такой же мере даром небес, как и следствием положения в свете моего отца и чувствительного воспитания, в котором всё было основано на необходимости быть полезной другим!

    Утопив в слезах мою любовь к вам, я всё же останусь тем же страстно любящим, кротким и безобидным существом, которое готово пойти за вас в огонь и в воду — ибо так я люблю даже тех, кого люблю мало!

Примечания

  1. Е. М. Хитрово — Пушкину.

    Середина мая 1830 г. Петербург.

    Печатается по подлиннику (ГАФКЭ, ф. 195, к. 16, № 518, лл. 9—10).

    Впервые опубликовано, в переводе, П. П. Вяземским в газете „Берег“ от 16 июля 1880, № 113 (перепечатано П. И. Бартеневым в сборнике „А. С. Пушкин“, вып. II, „К биографии А. С. Пушкина“, 1885, стр. 46—47); напечатано в оригинале по подлиннику Б. Л. Модзалевским в издании переписки Пушкина под ред. В. И. Саитова, т. II, 1908, стр. 152—153.