Измайлов. Краткое обозрение 1826 года: <Отрывки>

Распечатать Распечатать

В. В. ИЗМАЙЛОВ

Краткое обозрение 1826 года

<Отрывки>

<…> Теперь русская словесность требует и ожидает взгляда на ее вековые творения. Обращаясь к ней от политики, замечу, что достоинство нашей литературы, в общем ее ходе и направлении, не достигло той высоты, на которую давно вознеслась политическая Россия. Мы догнали Европу в искусстве гражданского образования и в приятной вежливости нравов, опередили ее, может быть, в могуществе и силе народной, но в трудах ученого ума далеко отстали от ее деятельности и глубокомыслия, ознаменованных печатью веков. Давно сказано, что нет у нас главного достоинства мыслить и заставлять мыслить других: надлежало, однако ж, прибавить из любви к справедливости, что для мыслей ярких и сильных нет у нас пищи, нет других источников, кроме книг и природы. Вступите в круг наших обществ, светских, блестящих, но столь прозаических; следуйте за общими или частными разговорами, столь ничтожными, столь бездушными, — что может в них воскрылить дух писателя, с участием говорить его уму или сердцу, питать возвышенные понятия о пользах жизни, о достоинстве человека, о других важных предметах? А в литературе не повторяется ли дух общежития?

Ее характер бывает всегда выражением общего вкуса и мнения. <…> Итак, удивляться ли молчанию наших муз, изредка возвышающих робкий и скромный голос, изредка озаряемых молнией таланта или гения и скорее блестящих приятным даром в поэзии, нежели мужественным красноречием в прозе?.. Но время исчислить литературные богатства года, хотя и не многочисленные.

«Апологи в четверостишиях» явились в свет без имени автора1. Но тайне скромного молчания изменило великое дарование; музы и слава наименовали давнего любимца своего, и обрадованные сограждане с гордостию увидели в свежих стихах старца отблески младого поэта, украсившего век Екатерины творениями, полными жизни, огня и вдохновения. В сих апологах, достойных его имени, есть мастерские и образцовые в своем роде.

Другой поэт, с каждым новым гимном похищающий новые лавры, от успеха летящий к успехам и в младых летах готовый, кажется, захватить один высоты Парнаса, Пушкин возбудил новое удивление своими «Стихотворениями», напечатанными в одной книге. В них все дышит свободою гения, все блестит красотою пиитического выражения. В элегиях2 слышится тайный стон души, утомленной бурями жизни и борением с человеческими страстями. В эпиграммах сыплется соль аттическая. В посланиях к Лицинию, к Ч-ву, к Дельвигу3 и к другим видно богатство неистощимых мыслей. Наконец, из смешанных стихотворений одно — к морю, а другое — к Овидию кажутся нам превосходнейшими. Какими живыми, пламенными красками изображает Пушкин и море, и соперника своего Бейрона, и соперника всех веков Наполеона! С какою величавостию, силою и красотою говорит с Овидием об участи жизни, о тягости славы! И сколько русский певец побеждает римского мужеством и силою духа!

Суровый славянин, я слез не проливал,

Но понимаю их…

В стихотворении «Наполеон», хотя и не столь обильном великими красотами, чего не искупят сии мысли и стихи:

Великолепная могила!..

Над урной, где твой прах лежит,

Народов ненависть почила

И луч бессмертия горит.

В «Подражаниях Корану», заключающих книгу, Пушкин является счастливым соперником Глинки, известного в поэзии подражаниями другого рода.

<…> «Опыты священной поэзии» Ф. Глинки4 суть единственные произведения в сем роде. Это истинно священная и боговдохновенная поэзия, которая с лица порочной и преступной земли переносит нас в небеса, в другой, чистейший, мир, к источнику всего высокого и доброго! Может быть, в сих опытах более, нежели в других творениях Глинки, видится прекрасный отпечаток его души, ума и дарования.

В «турецкой повести» «Невеста абидосская»5 передал нам Козлов многие красоты лорда Бейрона с отличным искусством и с тем счастливым талантом, которым владеет певец Чернеца6.

Вторая часть «Евгения Онегина», романа в стихах Ал. Пушкина, заключает блистательным образом ряд изящных стихотворений сего года. <…>

Примечания

  • В. В. ИЗМАЙЛОВ
    Краткое обозрение 1826 года
    <Отрывки>

  • Литературный музеум на 1827 год. M., 1827 (выход в свет в последних числах марта (до 30) — МВед. 1827. № 26, 30 марта). С. 3—46; приводимые фрагменты — с. 21—23, 24—27, 30—31.

    Владимир Васильевич Измайлов (1773—1830) — писатель, переводчик, журналист. Получив хорошее домашнее образование, Измайлов служил в 1794—1795 гг. в л.-гв. Семеновском полку, затем вышел в отставку в чине премьер-майора и отдался литературным занятиям. С самого начала своей литературной деятельности Измайлов выступает как ревностный поклонник и подражатель Карамзина, с которым сближается в московских литературных кругах в середине 1790-х гг. Измайлов печатается в изданиях сентименталистов — в журнале В. С. Подшивалова «Приятное и полезное препровождение времени» (1794—1795), в альманахе Карамзина «Аониды» (1796—1799); совершив поездку по Южной России, издает «Путешествие в полуденную Россию» (М., 1802. Ч. 1—4; 2-е изд.; М., 1805), продолжающее на отечественном материале традицию «Писем русского путешественника» Карамзина. В 1804 г. Измайлов издает «Патриот, журнал воспитания», посвященный «нравственному образованию молодых людей» (Патриот. 1804. № 1. С. 21) и включающий, наряду с педагогическими сочинениями, обширный литературный отдел. В 1805 г. на собственные средства открывает пансион для мальчиков; в своей педагогической деятельности он старается воплотить в жизнь идеи Ж.-Ж. Руссо и Н. И. Новикова.

    В 1814 г. Измайлов на время болезни М. Т. Каченовского становится редактором журнала «Вестник Европы», в котором он сотрудничал с 1803 г. Именно во время редакторства Измайлова в «Вестнике Европы» дебютируют Пушкин и другие лицеисты. С возвращением Каченовского к обязанностям редактора «Вестника Европы» Измайлов создает свой собственный журнал «Российский музеум» (1815), куда вслед за ним уходят поэты-лицеисты, в том числе Пушкин, напечатавший в журнале Измайлова 18 стихотворений, среди прочего — «Воспоминания в Царском Селе» (с примечанием Измайлова: «За доставление сего подарка благодарим искренно родственников молодого поэта, которого талант так много обещает» — Российский музеум. 1815. № 4. С. 3). Литературные контакты Пушкина и Измайлова возобновляются в 1826 г., когда Измайлов собирает материалы для «Литературного музеума» и обращается к Пушкину с просьбой стать участником этого начинания (XIII, 277—278, 297—298). Пушкин в письме 9 октября 1826 г. отвечает, что «рад чем-нибудь угодить первому покровителю» своей музы (XIII, 299), и через В. Л. Пушкина передает в «Литературный музеум» стихотворения «Соловей» («Соловей и роза») и «Испанская песня» («ночной зефир»).

    В 1827 г. Измайлов становится цензором Московского цензурного комитета и в этой должности завоевывает у современников репутацию человека в высшей степени порядочного и добросовестного. В конце 1828 г. Измайлов выступает в защиту цензора С. Н. Глинки и Н. А. Полевого от Каченовского, подавшего жалобу на пропущенные цензурой «оскорбления» в «Московском телеграфе». Высказанное Измайловым мнение, что «честь личная не одно с достоинством литературным, и нанесенное кому-либо неудовольствие как автору или издателю не имеет ничего общего с оскорблением человека как гражданина» (Барсуков Н. Жизнь и труды М. П. Погодина. СПб., 1889. Кн. 2. С. 273), приветствовалось Пушкиным как «мнение столь же умеренное, как и справедливое», в «Отрывке из литературных летописей» (1829; XI, 80) и в эпиграмме «Журналами обиженный жестоко» (1829).

    С 1830 г. Измайлов намерен был издавать журнал «Современник», сотрудничать в котором были готовы Вяземский, Баратынский, Пушкин. Вероятно, вдохновителем этого замысла был Вяземский, который еще в конце 1827 г. писал о своем желании издавать журнал под таким названием, но не мог выступать в качестве издателя и хотел привлечь к этому делу Измайлова как человека политически нейтрального и как опытного литератора (см.: Краснобородько Т. И., Лобанова Л П. На пути к «Современнику» // РЛ. 1986. № 3. С. 136—137). Журнал не был разрешен из-за несовместимости обязанностей Измайлова как цензора с издательской деятельностью, однако этот журнальный замысел стал важным этапом предыстории пушкинского «Современника». См. также: Максимов А. Г. 1) «Патриот» 1804 г., журнал воспитания, издаваемый В. Измайловым // Лит. вестник. 1904. Т. 8. С. 8—19; 2) «Российский музеум, или Журнал европейских новостей» 1815 г., издаваемый В. Измайловым // Sertum bibliologicum в честь президента русского библиологического общества проф. А. И. Малеина. Пг., 1922. С. 71—87; Оксман Ю. Г. «Современник». (Неизданный журнал В. В. Измайлова)

    // Современник. 1925. № 1. С. 298—303; Данилов В. В. С. Т. Аксаков, С. Н. Глинка и В. В. Измайлов в Московском цензурном комитете // Известия по русскому языку и словесности. 1928. Т. 1. Кн. 2. С. 507—524; Гиппиус В. В. «Вестник Европы» // Очерки по истории русской журналистики и критики. Л., 1950. Т. 1. С. 185—187; Мордовченко Н. И. Русская критика первой четверти XIX века. М.; Л., 1959. По указ.; Лобанова Л. П. Измайлов // Русские писатели: 1800—1917. Биографический словарь. М., 1992. Т. 2. С. 408—409.

    «Краткое обозрение 1826 года» открывало альманах и начиналось обзором политических событий 1825—1826 гг., где среди прочего содержались апологетические характеристики Александра I («монарх, которого доблести изумили век, истощивший, казалось, все роды удивления» — с.4) и Николая I, который, смирив «заговор» при вступлении на трон, «показал себя достойным наследовать царство и славу предков» (с. 9). Очевидно, именно это вызвало слова Н. А. Полевого о «глупой и подлой» статье Измайлова в письме С. Д. Полторацкому 28 марта 1827 г. (Письма Н. А. Полевого к С. Д. Полторацкому / Вступ. ст. и коммент. В. А. Салинки // Науч. тр. высших учебных заведений Литовской ССР. Литература. Т. IX. Вильнюс, 1966. С. 311).

    Переходя от политики к литературе, Измайлов дает сначала общую характеристику состояния русской словесности, а затем перечисляет основные литературные новинки минувшего года.

  • 1 «Апологи в четверостишиях» (М., 1826) принадлежали И. И. Дмитриеву, бывшему литературным кумиром Измайлова наравне с Карамзиным.

  • 2 Здесь и далее перечисляются отделы сборника «Стихотворения Александра Пушкина» (СПб., 1826): «Элегии», «Разные стихотворения», «Эпиграммы и надписи», «Послания».

  • 3 В «Стихотворениях Александра Пушкина» было напечатано два послания к Чаадаеву — «К чему холодные сомненья…» (1824) и «В стране, где я забыл тревоги прежних лет…» (1821); (оба под названием «Ч***ву») и послание «Дельвигу» («Любовью, дружеством и ленью…», поздняя редакция лицейского послания «К Дельвигу» («Блажен, кто с юных лет увидел пред собою…»), 1817).

  • 4 «Опыты священной поэзии» (СПб., 1826) Ф. Н. Глинки представляли собой переложения псалмов и библейских пророчеств.

  • 5 «Невеста абидосская. Турецкая повесть лорда Байрона. Перевел с английского Иван Козлов» (СПб., 1826) — перевод поэмы Байрона «The Bride of Abydos: A Turkish TaIe» (1813).

  • 6 «Чернец» (1823—1824; изд. 1825) — поэма И. И. Козлова.