Кюхельбекер. Разговор с Ф. В. Булгариным: <Отрывок>

Распечатать Распечатать

В. К. КЮХЕЛЬБЕКЕР

Разговор с Ф. В. Булгариным

<Отрывок>

<…> Б. Поверят ли вам читатели в означении степени дарований поэтов когда вы поставляете барона Дельвига выше Жуковского, Пушкина и Батюшкова, сих великих писателей, делающих честь нашему веку?1

Я. И вправе бы были не поверить, если бы я в самом деле надумал отдать Дельвигу преимущество перед Пушкиным и даже Жуковским: но, к несчастью, это (как и многое другое) только вам привиделось! — Впрочем, Ф<аддей> В<енедиктович>, не нам с вами составлять парнасскую табель о рангах! Скажу вам только, что великий писатель, делающий честь своему веку, — великое дело! Пушкин, без сомнения, превосходит большую часть русских современных ему стихотворцев: но между лилипутами не мудрено казаться великаном» — Он, я уверен, не захочет сим ограничиться. — Барона Дельвига ему ничуть не предпочитаю: первый Дельвиг отклонил бы от себя такое предпочтение, ибо лучше нас знает, что, написав несколько стихотворений, из которых можно получить довольно верное понятие о древней элегии2, еще не получает права стать выше творца «Руслана и Людмилы», романтической поэмы, в которой, при всех ее недостатках, более творческого воображения, нежели во всей остальной современной русской словесности; творца «Кавказского пленника», написанного самыми сладостными стихами, представляющего некоторые превосходные описания, вливающего в душу — особенно при первом чтении — живое сетование; наконец, творца «Бахчисарайского фонтана», коего драматическое начало свидетельствует что Пушкин шагнул вперед и не обманет надежд истинных друзей своих!

Ваш «Северный архив», ваши «Литературные листки» читаю иногда с удовольствием: в них довольно занимательного, довольно даже полезного, иногда нечто похожее на желание быть или, по крайней мере, казаться беспристрастным; положим, что я вздумал бы назвать вас лучшим русским журналистом: что бы вы сами сказали, милостивый государь, если бы из того кто вывел заключение: «Кюхельбекер ставит Булгарина выше Пушкина и Жуковского»?<…>

Примечания

  • В. К. КЮХЕЛЬБЕКЕР
    Разговор с Ф. В. Булгариным
    <Отрывок>

  • Мнем. 1824. Ч. 3 (выход в свет 30 окт.). С. 157—177. Приводимый отрывок — с. 173—175.

    «Разговор с Ф. В. Булгариным» вызван рецензией Булгарина на вторую часть «Мнемозины» (ЛЛ. 1824. № 15. С. 73—83) и написан в форме диалога. В «Разговоре» Кюхельбекер развил и уточнил основные положения статьи «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие».

    После выхода третьей части «Мнемозины», в которой также была напечатана статья В. Ф. Одоевского «Прибавление к разговору с Ф. В. Булгариным» (с. 178—188 наст. изд.), Булгарин меняет свое отношение к издателям альманаха и становится их ярым противником.

  • 1 Неточно цитируется рецензия Булгарина, где по поводу неодобрительных суждений Кюхельбекера о лирической поэзии говорится: «Все сказанное им <Кюхельбекером.

    Ред.> должно отнести к несносным подражателям Жуковского, Пушкина и Батюшкова, а не к сим великим поэтам, делающим честь нашему веку. Поверят ли читатели автору в означении степени дарований наших поэтов, когда он поставляет барона Дельвига выше Жуковского, Пушкина, Батюшкова!» (ЛЛ. 1824. № 15. С. 77).

  • 2 Отсылка к статье Кюхельбекера «О направлении нешей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие», где говорилось: «Барон Дельвиг написал несколько стихотворений, из которых, сколько помню, можно получить довольно верное понятие о духе древней элегии» (Мнем. 1824. Ч. II. С. 33).