Остолопов. Из «Словаря древней и новой поэзии»

Распечатать Распечатать

Н. Ф. ОСТОЛОПОВ

Из «Словаря древней и новой поэзии»*1

РОМАНИЧЕСКИЙ, или РОМАНТИЧЕСКИЙ. — Поэма романическая есть стихотворческое повествование о каком-либо происшествии рыцарском, составляющем смесь любви, храбрости, благочестия и основанном на действиях чудесных. От героической поэмы различествует как по содержанию своему, так и по самой форме; ибо содержание в ней бывает всегда забавное, а форма, требуемая героическою поэмою, как то в рассуждении приступа, разделения, и даже самого рода стихов, изменяется по воле автора, между тем как в героической требуется непременное последование принятым правилам. От герои-комической же поэмы отличается тем, что оная описывает происшествие, хотя также забавное, но не рыцарское, и по большей части принадлежащее к настоящему времени, то есть к тому, в которое пишет автор.

Лица, производящие в романической поэме чудесное, суть: духи, волшебники, волшебницы, гномы, исполины и т. п. Аллегорические лица, как-то: Раздор, Брань, Истина и пр. — почти никогда не вводятся; а верховное божество не должно быть представляемо ни в каком случае: сие также составляет отличительный характер сей поэмы от других.

Что касается до единства места, происшествия и времени, столь строго соблюдаемого в поэмах героических, то можно сказать, что романический, автор совершенно пользуется такою же свободою, как автор оперы между другими драматическими писателями: он может иногда нарушать сии правила; от него требуется только точное исполнение главнейшей его обязанности, состоящей в увеселении читателей. Разумеется, что он должен сохранять законы благопристойности, которым подвержено всякое сочинение, какого бы рода оно ни было.

В романической поэме всякий размер употреблен быть может; но, кажется, приличнейшими следует почесть стихи ямбические четырехстопные и даже вольные.

На русском языке в романическом вкусе мы имеем написанную г. Пушкиным поэму «Людмила и Руслан». «Душенька», Богдановичем написанная, по содержанию своему принадлежит к поэмам героическим: забавный рассказ ее не составляет описываемого здесь рода поэмы. Отрывки из поэмы «Людмила и Руслан». — Г. Пушкин начинает свое сочинение следующими двумя стихами:

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой!

В сих строках заключается и предложение, и обращение, употребляемые в других поэмах. После сего следует изложение или повествование:

В толпе могучих сыновей,

С друзьями, в гриднице высокой

Владимир-солнце пировал;

Меньшую дочь он выдавал

За крязя храброго Руслана,

И мед из тяжкого стакана

За их здоровье выпивал.

Не скоро ели предки наши,

Не скоро двигались кругом

Ковши, серебряные чаши

С кипящим пивом и вином.

Они веселье в сердце лили,

Шипела пена по краям,

Их важно чашники носили

И низко кланялись гостям.

 …………………………………..

Начало завязки:

В уныньи, с пасмурным челом

За шумным свадебным столом

Сидят три витязя младые;

Безмолвны за ковшом пустым,

Забыли кубки круговые

И брашны неприятны им.

Не слышат вещего Баяна,

Потупили смущенный взгляд;

То три соперника Руслана —

В душе несчастные таят

Любви и ненависти яд.

Один — Рогдай, воитель смелый,

Мечом расширивший пределы

Богатых киевских полей;

Другой — Фарлаф, крикун надменный,

В пирах никем не побежденный,

Но воин скромный средь мечей;

Последний, полный страстной думы,

Младой хазарский хан, Ратмир;

Все трое бледны и угрюмы,

И пир веселый им не в пир.

Окончание завязки и начало чудесного:

Гости разъехались, великий князь благословил Людмилу; она уже в комнате своего супруга…..

 …………………………………………. Вдруг

Гром грянул, свет блеснул в тумане,

Лампада гаснет, дым бежит,

Кругом все смерклось, все дрожит,

И замерла душа в Руслане…

Все смолкло! в грозной тишине

Раздался дважды голос странный,

И кто-то в дымной глубине

Взвился чернее мглы туманной…

И снова терем пуст и тих;

Встает испуганный жених,

С лица катится пот остылый;

Трепещет… хладною рукой

Он вопрошает мрак немой…

О горе! нет подруги милой!

Хватает воздух он пустой;

Людмилы нет во тьме густой,

Похищена безвестной силой!

Великий князь, узнав о сем происшествии, ужасно рассердился — даже на самого Руслана, который, по словам его,

Не мог сберечь жены своей!

— и вызывает желающих отыскать Людмилу; скажите, говорит он рыцарям,

Скажите, кто из вас согласен

Скакать за дочерью моей?

Чей подвиг будет не напрасен,

Тому (терзайся, плачь, злодей)

 ………………………………………..

Тому я дам ее в супруги

С полцарством прадедов моих.

Рыцари и Руслан отправились и разъехались в разные стороны. Руслан находит пещеру и в ней старца, который объявляет ему, что похитил Людмилу волшебник Черномор. — Между тем рассказывает приключения свои с Наиною, служащие эпизодом поэме. — Руслан отправляется далее в путь. Но теперь покажем, что увидела Людмила, проснувшись в чертогах ее похитителя:

Пред изумленною княжной

Три девы, красоты чудесной,

В одежде легкой и прелестной

Явились, молча подошли

И поклонились до земли.

Тогда — неслышными шагами

Одна поближе подошла;

Княжне воздушными перстами

Златую косу заплела

С искусством, в наши дни не новым,

И обвила венцом перловым

Окружность бледного чела.

За нею, скромно взор склоняя,

Потом приближилась другая;

Лазурный пышный сарафан

Одел Людмилы стройный стан,

Покрылись кудри золотые,

И грудь, и плечи молодые

Фатой, прозрачной, как туман.

Покров завистливый лобзает

Красы, достойные небес,

И обувь легкая сжимает

Две ножки, чудо из чудес.

Княжне последняя девица

Жемчужный пояс подает.

Меж тем, незримая певица

Веселы песни ей ноет….

Следующее за сим прекрасное описание сада, в который вышла Людмила для разгнания своей скуки, помещено в статье Топография*2.

Вот сражение Руслана с Рогдаем:

При свете трепетном луны

Сразились витязи жестоко;

Сердца их гневом стеснены,

Уж копья Спрошены далеко,

Уже мечи раздроблены,

Кольчуги кровию покрыты,

Щиты трещат, в куски разбиты…

Они схватились на конях;

Взрывая к небу черный прах,

Под ними борзы кони бьются;

Борцы, недвижно сплетены,

Друг друга стиснув, остаются

Как бы к седлу пригвождены;

Их члены злобой сведены;

Объяты молча, костенеют,

По жилам быстрый огнь бежит,

На вражьей груди грудь дрожит —

И вот колеблются, слабеют —

Кому-то пасть!…. вдруг витязь мой,

Вскипев, железною рукой,

С седла наездника срывает,

Подъемлет, держит над собой

И в волны с берега бросает.

Погибни! грозно восклицает:

Умри, завистник злобный мой!

Выпишем еще рассказ о сражении Руслана с Черномором, у которого (должно заметить) вся сила волшебства заключалась в длинной бороде:

…………………. Кто чародея

На сечу грозну вызывал?

Кто колдуна перепугал?

Руслан! — Он, местью пламенея,

Достиг обители злодея.

Уж витязь под горой стоит,

Призывный рог, как буря, воет,

Нетерпеливый конь кипит

И снег копытом мочным роет.

Князь карлу ждет. Внезапно он

По шлему крепкому стальному

Рукой незримой поражен;

Удар упал подобно грому;

Руслан подъемлет смутный взор

И видит — прямо над главою —

С подъятой, страшной булавою

Летает карло Черномор.

Щитом покрывшись, он нагнулся,

Мечом потряс и замахнулся;

Но тот взвился под облака;

На миг исчез — и с высока

Шумя летит на князя снова.

Проворный витязь отлетел,

И в снег с размаху рокового

Колдун упал — да там и сел;

Руслан, не говоря ни слова,

С коня долой, к нему спешит,

Поймал, за бороду хватает,

Волшебник силится, кряхтит

И вдруг с Русланом улетает….

Ретивый конь вослед глядит;

Уже колдун под облаками;

На бороде герой висит;

Летят над мрачными лесами,

Летят над дикими горами,

Летят над бездною морской;

От нанряженья костенея,

Руслан за бороду злодея

Упорной держится рукой.

Меж тем на воздухе слабея

И силе русской изумясь,

Волшебник гордому Руслану

Коварно молвит: слушай, князь!

Тебе вредить я перестану;

Младое мужество любя,

Забуду все, прощу тебя,

Спущусь — но только с уговором…

— Молчи, коварный чародей! —

Прервал наш витязь, — с Черномором,

С мучителем жены своей,

Руслан не знает договора!

Сей грозный меч накажет вора.

Лети хоть до ночной звезды,

А быть тебе без бороды! —

Боязнь объемлет Черномора;

В досаде, в горести немой

Напрасно длинной бородой

Усталый карло потрясает:

Руслан ее не выпускает

И щиплет волосы порой.

Два дни колдун героя носит,

На третий он пощады просит,

«О рыцарь! сжалься надо мной;

Едва дышу; нет мочи боле;

Оставь мне жизнь, в твоей я воле,

Скажи — спущусь куда велишь…»

— Теперь ты наш! ага! дрожишь!

Смирись, покорствуй русской силе!

Неси меня к моей Людмиле — и пр.

Поэма г. Пушкина состоит из шести песней.

Происхождение слова романический относят к тому времени, как распространившиеся по Галлии войска Цезаря начали вводить в оной римский язык: из смешения двух языков произошло наречие, названное romanus, романическим. Первые книги в Галлии писаны сим наречием и от того получили имя романов, а как в них ничего не могло быть, кроме описания происшествий военных, любовных или волшебных, то и по сие время таковые сочинения в стихах называются поэмами романическими, а в прозе просто романами; небольшим же стихотворениям, описывающим часть какого-либо происшествия, дано имя романсов.

Сноски

*1 СПб., 1821. Ч. 3. С. 28—40. Вышла в свет 16 сент. 1821 г.

*2 Остолопов определяет «топографию» как один из шести родов «описания» — «описание места со всеми подробностями»; в качестве примеров приведены описания садов Черномора из второй песни «Руслана и Людмилы» (от стиха «Роскошно зыблются, шумят» до «Волшебством дивный сад блестит») и поля битвы из третьей песни (от «Трепещет витязь поневоле» до «И мирный плющ их обвивает») (Ч. II. С. 299—301; II часть вышла в свет 28 мая 1821).