Погодин — Пушкину А. С., 29 марта 1833

Распечатать Распечатать

Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 17 т. Том 15 (Переписка 1832-1834). — 1948.

810. М. П. Погодин — Пушкину.

29 марта 1833 г. Москва.

Рад без памяти и благодарю без ума. Но зачем вы зовете меня в Петербург? Мне довольно Москвы и надолго. — Оставаясь в унив.<ерситете> (где я избран ордин.<арным> професс.<ором> истории), я начну разбирать иностр.<анный> архив, в Пет.<ербург> буду наезжать по мере надобностей. — Главное — исходатайствуйте скорее право-дубинку над архивом. Чтоб я мог брать, читать, [писать] переписывать, извлекать в волю, до сыта, до отвала. Важные секреты чай в Петерб.<урге> — но какие же секреты для истории? Ведь это смешно. — Ну пусть отпоют меня, ну пусть отрежут язык на столько линий, сколько угодно! Позволение мне и предписание [архи<вам>] местным властям должно быть написано убедительно и обстоятельно. Напр. я приду к Малин.<овскому> с писцем, с студентом — он пустит:
„позволено вам, а не etc. (<см. перевод>)&#x201c; Всё предусмотреть и предупредить: дело с человеком 72 лет, архивом par excellence (<см. перевод>), прототипом архива, который думает, что архив, следов.<ательно> и он, тогда только важен, пока неизвестен. — Вот если б Булгаков был там, с тем затруднений не было б. —

Вы пишете, что я буду печатать всё и для себя; но на чей счет?

По моему вот как бы это устроить:

„Для издания таких-то материалов учреждается комиссия&#x201c;.

Членами сей комиссии всемилостивейше повелено быть такому-то с жалованьем, такому-то с жалованьем. — На печатание, по мере изготовления, по сметам, имеет отпускаться сумма из Кабинета или

Члены имеют право etc. (<см. перевод>)

О своем жалованье я не говорю. Пусть назначат, что угодно. Я не имею теперь такой нужды, как прежде, и скажу с солдатами: рад стараться на память о батюшке нашем Петре Алексеевиче. —

Мое дело, повторю для ясности, — разбирать, приготовлять к печати, издавать. —

Поздравляю с праздником, а как зовут вашу Аду, и что вы написали в прошедшем году?

Ваш М. Погодин

1833.

Марта 29.

Что вы не упомянули царю1 о моем Петре при таком благоприятном случае. Бог вам судья.—Я уверен, что он по докладной записке не позволил печатать, думая, что всё печатаемое играется. — Другой причины быть не может: в трагедии всё уже известное у нас и перепечатанное. Нового — форма. — Если б были места непозволительные — ну, делай свое дело, Цензура, торгуйся, вымарывай. — Скажите это Дмитри<ю> Николаевичу. Может быть он возмется при случае объяснить. — Похлопочите.

Да — я и забыл: меня смешивали с Полевым!! — Господи-боже мой! Видал ли кто такой напраслины. Да кто же ругал и обличал этого [сукина сына] больше моего? И я за это страдал! —

Я начал писать в сценах нашу историю от Бориса до Романовых. — Бориса кончил давно. Теперь за Самозванцем.

Сноски

1 царю вписано

Переводы иноязычных текстов

  1. Стр. 57, строки 24 и 4 снизу. — и т. д.

  2. Стр. 57, строка 14 снизу. — в истинном значении слова.

Примечания

  1. М. П. Погодин—Пушкину.

    29 марта 1833 г. Москва.

    Печатается по подлиннику (ЛБ, № 2396).

    Впервые опубликовано П. И. Бартеневым в „Русском Архиве&#x201c;, 1880, кн. III, стр. 471—472, и включено в его же сборник „А. С. Пушкин&#x201c;, вып. I, „Бумаги А. С. Пушкина&#x201c;, 1881, стр. 38—39.

    Вошло в издание переписки Пушкина под ред. В. И. Саитова (т. III, 1911, стр. 17—18).