Полторацкий. О новых полемических статьях против «Московского телеграфа»

Распечатать Распечатать

С. Д. ПОЛТОРАЦКИЙ

О новых полемических статьях
против «Московского телеграфа»

<Отрывок>

Г-н —въ на этот раз выдумал прекрасный способ отвечать издателю «Телеграфа». В прежней своей критике он старался соблюсти приличия — теперь сбросил с себя эти оковы. Он пустился в посторонние привязки (например, о значении слов: А-мольная музыка; о латинском слове Juno и проч.), в упреки, стал переиначивать смысл выражений (обыкновенное оружие критиков «Сына от<ечества>») — даже заставил издателя «Тел<еграфа>» говорить то, чего он не говорил! Не понимаю, как можно дозволить себе такую смелость! Прошу г-на —ва указать страницу, где издатель «Телеграфа» сказал, что «Пушкин в "Онегине" имел целию рассказ?» Я почитаю г-на —ва критиком, который спорит не для того только, чтобы переспорить своего противника, и потому не понимаю: как мог он написать неправду, ибо этого издатель «Телеграфа» не говорил нигде! На кого же обращаются теперь насмешки над собственными словами?.. Г-н -въ говорит: «Я не равнял Пушкина Бейрону и, следственно, не буду сравнивать их произведений, следственно, и не понимаю требования г-на Полевого и забавного его предположения (т. е. противопоставить "Д<он>-Жуана" "Онегину")». Очень забавное оправдание! Г. Полевой не равнял Пушкина с Бейроном, а г. —въ доказывал, что изд<атель> «Тел<еграфа>» представлял их товарищами в словесности и Пушкина сравнивал с Бейроном. Г-н -въ не сравнивал, — но говорил это об издателе «Тел<еграфа>» — и теперь признается в неосновательности своего обвинения! На чьей стороне забавное? — Важное обвинение: «Гете никогда не писал поэм в роде "Дон-Жуана" и "Беппо"». Я согласен, что Гете не писал ни «Дон-Жуана», ни «Беппо», но в этом роде писал, ибо предмет «Германа и Доротеи» взят из общежития и эта поэма писана не по правилам французской пиитики. — «Но издатель "Тел." сказал: поэмы Бейрона и Гете?» Нельзя же было ему сказать: поэма Бейрона и Гете, ибо сии два поэта общими силами не писали ничего.

Г-н —въ утверждает, что он не ошибся в математическом примере; но мы докажем его ошибку математически. В пропорции

Бейрон : Попу = Пушкин : х,

во-первых, видим, что г. —въ не знает математического языка, ибо в математике буквою х принято изображать количества, коих величина совершенно неизвестна, достоинство же предшественников Пушкина определено, как бы оно мало ни было; во-вторых, если примем оное за нуль, то, по свойству пропорций, Бейрон в сравнении с Попом, а следственно, и Пушкин в сравнении с его предшественниками, будет иметь достоинство бесконечно большое*.

«Похищенного локона» г. Полевой нигде не противополагал «Онегину» и не говорил, что предмет Поповой поэмы взят из общежития. Это опять выдумки г-на —ва.

О народности оправдался г. —въ прекрасно. В 8 книжке «С<ына> о<течества>» он сказал, что в «Руслане и Людмиле» есть народность, а в «Онегине» ее нет; тогда он забыл, что в первой своей поэме Пушкин описывал нравы века Владимира I-го, а в «Онегине» — нравы 1825 года и что в продолжение 900 лет народность в России должна была измениться, — теперь (против себя!) говорит он, что народность поэта отражается не в картинах, принадлежащих какой-либо особенной стороне, но в чувствах поэта. Итак: Пушкин по чувству не народный поэт? Жаль, очень жаль, что г. —въ невнимательно читал описание воспитания Онегина, обращение к морю, грусть жителя Севера и особенно следующие стихи:

Под ризой бурь, с волнами споря,

По вольному распутью моря и проч.

Какой итальянец, француз или немец выразит эти чувства русского поэта?

Г-н —въ в заключение говорит, что он не будет уже спорить с издателем «Телеграфа». Не знаю, сбудется ли это обещание. Впрочем, я рад верить, что г-н —въ не будет спорить от внутреннего сознания, а не от недостатка храбрости, которою обыкновенно отличаются гг. неправые критики.

Сноски

* Для понимающих объяснимся подробнее. Поелику произведение крайних членов пропорции должно равняться произведению средних, то нуль × на достоинство Бейрона Должен дать величину определенную. следственно, достоинство Бейрона надобно Выразить дробью а/0, которая означает количество бесконечно большое.

Примечания

  • Д. ПОЛТОРАЦКИЙ
    О новых полемических статьях против «Московского телеграфа»
    <Отрывок>

    МТ. 1825. Ч. 6. № 23 (выход в свет 21 дек.). Особенное прибавление. С. 11—28 (начало в «Особенном прибавлении» к № 22); приводимый отрывок — с. 14—17. Подпись: Киовский.

    Публикуемая часть антикритики Полторацкого является ответом на статью Д. В. Веневитинова «Ответ г. Полевому» (см. с. 276—282 наст. изд.).

    Сергей Дмитриевич Полторацкий (1803—1884) — известный библиограф и библиофил, член редакции «Московского телеграфа», друг Н. А. и К. А. Полевых. Был тесно связан с французскими литературными кругами, являлся постоянным сотрудником «Revue Encyclopédique», систематически печатал во французских журналах статьи о русской литературе, пропагандировал творчество Пушкина. Личное знакомство Полторацкого с Пушкиным состоялось в 1826 г. в Москве после возвращения поэта из ссылки. В 1827—1829 гг. между ними устанавливаются тесные дружеские отношения. Пушкин подарил Полторацкому экземпляры своих поэм «Цыганы» (1827) и «Полтава» (2 апр. 1829) с авторскими подписями. С весны 1830 по май 1832 г. Полторацкий жил во Франции; позднее их общение с Пушкиным продолжалось. Впоследствии Полторацкий был активным собирателем поэтического наследия Пушкина и биографических материалов о нем. Подробнее см.: Прайма Ф. С. Д. Полторацкий как пропагандист творчества Пушкина во Франции // ЛН. Т. 58. С. 298—307; Письма Н. А. Полевого к С. Д. Полторацкому / Вступ. ст. и коммент. В. А. Салинки // Науч. тр. высших учебных заведений Литовской ССР. Литература. Т. IX. Вильнюс, 1966. С. 301—325; Крамер В. В. С. Д. Полторацкий в борьбе за наследие Пушкина // Врем. ПК. 19671968. С. 58—75; Кунин В. В. Библиофилы пушкинской поры. М., 1979.