Пушкин — Вяземскому П. А., 3 августа 1831

Распечатать Распечатать

Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979.

Т. 10. Письма. — 1979.

436. П. А. ВЯЗЕМСКОМУ.

3 августа 1831 г. Из Царского Села в Москву.

3 августа.      

«Литературная газета» что-то замолкла; конечно, Сомов болен, или подпиской недоволен. Твое замечание о мизинце Булгарина не пропадет; обещаюсь тебя насмешить; но нам покамест не до смеха; ты, верно, слышал о возмущениях новогородских и Старой Руси. Ужасы. Более ста человек генералов, полковников и офицеров перерезаны в новогородских поселениях со всеми утончениями злобы. Бунтовщики их секли, били по щекам, издевались над ними, разграбили дома, изнасильничали жен; 15 лекарей убито; спасся один при помощи больных, лежащих в лазарете; убив всех своих начальников, бунтовщики выбрали себе других — из инженеров и коммуникационных. Государь приехал к ним вслед за Орловым. Он действовал смело, даже дерзко; разругав убийц, он объявил прямо, что не может их простить, и требовал выдачи зачинщиков. Они обещались и смирились. Но бунт Старо-Русский еще не прекращен. Военные чиновники не смеют еще показаться на улице. Там четверили одного генерала, зарывали живых и проч. Действовали мужики, которым полки выдали своих начальников. — Плохо, ваше сиятельство. Когда в глазах такие трагедии, некогда думать о собачьей комедии нашей литературы. Кажется, дело польское кончается; я всё еще боюсь: генеральная баталия, как говорил Петр I, дело зело опасное. А если мы и осадим Варшаву (что требует большого числа войск), то Европа будет иметь время вмешаться не в ее дело. Впрочем, Франция одна не сунется; Англии не для чего с нами ссориться, так авось ли выкарабкаемся.

В Сарском Селе покамест нет ни бунтов, ни холеры; русские журналы до нас не доходят, иностранные получаем, и жизнь у нас очень сносная. У Жуковского зубы болят, он бранится с Россети; она выгоняет его из своей комнаты, а он пишет ей арзамасские извинения гекзаметрами.
— — чем  умолю  вас,  о  царь мой  небесный —
— — — — прикажете  ль?  кожу

Дам содрать с  моего  благородного  тела  вам  на  калоши,
— — прикажете  ль?  уши

Дам  обрезать себе  для  хлопошек  и  проч.

Перешлю тебе это чисто арзамасское произведение.

Благодарю Александра Ивановича за его религиозно-философическую приписку. Не понимаю, за что Чаадаев с братией нападает на реформацию, c’est à dire un fait de l’esprit chrétien. Ce que le christianisme y perdit en unité, il le regagna en popularité {См. перевод}.
Греческая церковь — дело другое: она остановилась и отделилась от общего стремления христианского духа. Радуюсь, что Чаадаев опять явился в обществе. Скажи ему, что его рукопись я пытался было переслать к нему, но на почте посылок еще не принимают, извини меня перед ним. Кланяюсь всем вашим и желаю вам здравия и спокойствия.

Сарское Село.      

Переводы иноязычных текстов

  1. то есть на известное проявление христианского духа. Насколько христианство потеряло при этом в отношении своего единства, настолько же оно выиграло в отношении своей народности. (Франц.)

Примечания

  1. Ответ на письма Вяземского от 14—15 и 27 июля 1831 г., с припиской А. И. Тургенева. Последний номер «Литературной газеты», после смерти Дельвига редактировавшейся О. М. Сомовым, вышел 30 июня 1831 г.

  2. «конечно, Сомов болен…» — перефразировка стиха из басни И. И. Дмитриева «Воробей и зяблица».

  3. Замечание Вяземского — «Жаль, что Булгарин не одним мизинцем пишет» использовано Пушкиным в статье «Несколько слов о мизинце г. Булгарина…».

  4. Возмущения — в военных поселениях.

  5. Арзамасские извинения… — шуточное стихотворение Жуковского, посвященное А. О. Россет («Милостивая государыня…»).

  6. «Чаадаев нападает…» — в «Философических письмах».

  7. Рукопись Чаадаева — см. письмо 428.