Запись долгов в связи с получением денег за «Историю Пугачевского бунта»

Распечатать Распечатать

Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты. — 1935.
Приходо-расходные записи.

21.

        1,000       4 000 <нрзб>
  1,200     1 300 Энг.

долж.
  300     За бум.

3 113 3 500 Смирд.
нрзбр   4,000   6 768 90

66

0

  Лис

2 600 2 600 экз.

нрзбр   4,000   7 500

 ————

 [14,268]  

  Пав

1 500 2,000 есть

  2,000     К. И.

3,000 8,109
1,000 1 500

 ————

|72|

|  6|

  Юр 1,800  [4,000] 
  10,000   [ 13,500 ]  нрзбр  2768    Пр А.

1,800
  1 330   [100] 4000

4000

Бекл  [200] 500 1 800

  837   768 Стол.

1,000— 9.900—
  12,167    12,[500]   10,000 Нащ.

3,000 500
  1 391   [13,500   18,313  8,109 
  8   2,000]

 ———

15,000

  40,000 ___ 10,000
  [10000] ([6500]) 7,000  10,000 
[3000] |2,000|

|1,200|

  ___5,000___

___1,500___

35,313

3,000

 Сихл.

  38,000

Примечания

Публикуемая впервые запись сделана на одной стороне листа в 4 д. л. (голубой бумаги без водяного знака), на другой стороне которого черновой набросок песни о Георгии Черном (в ИРЛИ, № 559) (см. ПС IV, 16, № 61).

Левая часть записи, занятая подсчетами, не имеет отношения к правой и стоит в связи с записью № 18. Так, например, числа у левого края: «1330», «837», «1391» — это деньги, уплаченные за Льва Сергеевича Энгельгардту, Павлищеву («в Варшаву») и портному (391 р.), с присоединением 1000 р., уплаченных Беклемишеву.

Наверху стоящее «6768» — общая сумма уплаченных долгов Льва Сергеевича, занесенная в качестве таковой в записи № 18. Все эти подсчеты сделаны в первой половине 1835 г., когда поэт ведал еще денежными делами родных.

Правая часть записи представляет собою перечень долгов, который Пушкин сделал, вероятно, в связи с получением 4000 р. за «Историю Пугачевского бунта», вышедшую в свет в конце декабря 1834 г. Еще приступая к изданию «Истории», Пушкин рассчитывал выручить от продажи ее 40 000 р. (АП III, 77). Из этой суммы Пушкин исходит и теперь, считая, что он продаст книгопродавцам 3000 экземпляров по 13 р. за экземпляр (то есть со скидкой в 35%, так как номинал «Истории» — 20 р.). В ожидании получения этой суммы поэт и составил список предстоящих уплат.

4000 — вероятно, сумма, полученная за проданные экземпляры «Истории Пугачевского бунта». Это же число дважды написано по середине записи слева и справа, где обведено рамкой.

1300 Энг. — это, вероятно, все тот же долг 1330 р. Льва Сергеевича за квартиру в доме Энгельгардта. В счетах по управлению Болдиным значится этот долг как уплаченный 29 апреля (см. стр. 369 и 371), но Пушкин фактически денег этих не уплатил, так как в делах опеки имеется вексель, выданный Пушкиным 3 мая 1834 г. на год В. В. Энгельгардту на ту же сумму 1330 р., какую был должен ему Лев Сергеевич (см. стр. 804).

Запись об этом векселе, сделанная несколько в стороне перечня долгов и не включенная в подсчет, указывает на то, что по этому векселю, по крайней мере полностью, Пушкин платить не собирался.

за бум. 3113. — Имеется в виду стоимость бумаги, на которой печатались 1800 экземпляров «Истории Пугачевского бунта». Из письма Пушкина к М. Л. Яковлеву от 3 июля 1834 г. видно, что для этого числа экземпляров бумага шла за счет Пушкина.

Лис. — конечно, И. Т. Лисенкову, по его векселю в 4000 р.

Пав. — мужу Ольги Сергеевны, Н. И. Павлищеву.

К. И. — Екатерине Ивановне Загряжской, тетке Н. Н. Пушкиной. См. записи № 15 и 24.

Юр. — ростовщику, прапорщику Василию Гавриловичу Юрьеву. В архиве опеки имеются выданные ему векселя, но более позднего происхождения, чем комментируемая запись. (см. стр. 793 и 805).

Пр. А. — Прасковье Александровне Осиповой. Это долг отца. О нем напоминала Осипова в письме к Пушкину от 1 ноября 1834 г., о чем отметил Пушкин в записи № 17.

Бекл. — П. Н. Беклемишеву, дяде А. П. Плещеева, которому был должен Лев Сергеевич 2000 р. и 30 червонцев. Из этих денег Пушкин уплатил в декабре 1834 г. 1500 р. Об оставшихся 500 р. и 30 червонцах напоминал Плещеев Пушкину в письме от 5 июля 1835 г. (см. ЩМ, 141).

Стол. — Возможно, что разумеется долг столяру за изготовление мебели. Ср. запись адреса столяра (стр. 334).

Нащ. — П. В. Нащокину.

Подведя итог долгов, Пушкин стал высчитывать, сколько он должен получить денег за взятые книгопродавцами экземпляры «Истории Пугачевского бунта». Эти вычисления сделаны в крайней колонне. Слова «экз. есть» означают, очевидно, что производится подсчет экземпляров, которые уже взяты книгопродавцами. Таким образом, число «3500» означает сумму рублей, на которую взял экземпляров «Истории» Смирдин, «2600» — И. Т. Лисенков, которому, следовательно, Пушкин уплачивает долг по векселю книгами. На векселе Лисенкову от 26 мая 1834 г. значится, что Пушкин уплатил ему 2343 р. (см. стр. 805). Эта уплата, очевидно, и есть та, о которой говорит комментируемая запись. Меньшая сумма (2343 р.), чем та, которую записал Пушкин (2600 р.), свидетельствует о том, что Лисенков расчелся лишь за экземпляры, им фактически проданные ко времени расплаты. Сумма «2000», вероятно, означает деньги за экземпляры, взятые московским комиссионером Пушкина К. А. Полевым. Присчитав еще 1800 р. за экземпляры, кому-то отданные, Пушкин полученную сумму (9900 р.) округлил до 10 000 р. (то есть до 769 экземпляров «Истории») и приписал к полученной сумме долгов, так как, очевидно, всем книгопродавцам он был должен, о чем, возможно, и говорит сделанная наверху помета: «долж<ники>».1 Затем приписано еще 7000 р. кому-то, и, наконец, после того как был уже подведен итог, пришлось приписать долг мадам Сихлер, содержательнице модного магазина, где одевалась Наталья Николаевна. В окончательном итоге получилась сумма в 38 000 р., то есть почти все те деньги, которые получил бы Пушкин, если бы «История Пугачевского бунта» разошлась полностью. На самом же деле о вышедшей в свет в последних числах декабря 1834 г. «Истории» Пушкин записал в своем дневнике в феврале 1835 г.: «В публике очень бранят моего Пугачева, а что хуже — не покупают». И действительно, по подсчету П. Е. Щеголева, Пушкин ко дню своей смерти выручил от продажи «Истории» maximum 20 000 р.2 Итак, все расчеты оказались построенными на песке, и, вероятно, почти все долги, намечавшиеся к уплате, остались неуплаченными.

Сноски

1 Слово «должник» означало «заимодавец». В «Горе от ума»: «Но должников не согласил к отсрочке».

2 После смерти Пушкина в его квартире оказалось 1775 экземпляров «Истории Пугачевского бунта». См. П. Е. Щеголев, «Бюджет А. С. Пушкина в последний год жизни», «Прожектор», 1929, № 11 (181), стр. 23, и его же «Материальный быт Пушкина», «Искусство», ежемесячный журнал Главискусства Наркомпроса РСФСР, № 3—4, май-июнь 1929, стр. 42, где в одном месте сказано, что экземпляров «Истории» на квартире Пушкина оказалось 1775, а в другом — 1750. Не заметив ошибки, Щеголев высчитал, что продано было 1250 экземпляров, тогда как продано было всего 1225 экземпляров.